«Троянский конь» оккультизма в современной педагогике. Ш.А.Амонашвили и классическое педагогическое наследие

cosmoss_pamjatАВТОР: ЮРИЙ НАРИЖНЫЙ.

Аннотация. Статья раскрывает истинный, глубинный, философско-мировоззренческий смысл «Гуманной педагогики» Ш.Амонашвили как педагогической составляющей оккультного учения Е.Блаватской и Е.Рерих  и как современной версии мировоззренческого манипулирования сознанием учителей и учащихся.

Анотація. Стаття розкриває істинний, глибинний, філософсько-світоглядний зміст «Гуманної педагогіки» Ш.Амонашвілі як педагогічної  складової окультного вчення О.Блаватської і О.Реріх, а також як сучасної версії світоглядного маніпулювання свідомістю викладачів та учнів.

Abstract. The article reveals true, deep, philosophical and ideological meaning of «Humane Pedagogy» of S.Amonashvili as an educational component of occult teaching of  E.Blavatskaya and E.Rerih, also in terms of a modern version of ideological manipulation of teachers and students consciousness.

Ключевые слова: гуманизм, мировоззрение, мировоззренческая революция, манипуляция, оккультизм, гуманная педагогика, мировоззренческое манипулирование.

Ключові слова: гуманізм, світогляд, світоглядна революція, маніпуляція, окультизм, гуманна педагогіка, світоглядне маніпулювання.

Key terms: humanism, worldview, worldview revolution, manipulation, occultism, humane pedagogy, ideological manipulation.

 

Долгое время онтологические и космологические проблемы мало интересовали педагогов: большая часть классиков мировой педагогической мысли были христианами, советские педагоги создавали свои концепции и модели на материалистической, атеистической, социоцентристской теоретической основе (А.С.Макаренко), В.А.Сухомлинский пытался синтезировать идеи марксизма и моральную доктрину христианства. Условия профессиональной деятельности педагогов радикально изменились в результате разрушения СССР и внезапного наступления эпохи мировоззренческого плюрализма, идейного хаоса, идеологического беспредела, религиозного разброда и духовного шатания. На рубеже ХХ-ХХI  веков в «диффузном» секторе педагогических поисков обнаружилось тяготение к доктринам, которые до этого существовали на обочине европейского образовательного пространства. Речь идет, прежде всего, об оккультных доктринах Е.Блаватской и Е.Рерих. Знаковой фигурой в процессе трансформации базовых мировоззренческих основ педагогики стал Ш.А.Амонашвили. Особенно заметна его мировоззренческая трансмутация на фоне мировоззренческой системы В.А.Сухомлинского.

 

  1. «ВЕРУЮЩИЙ БЕЗБОЖНИК» В.А.СУХОМЛИНСКИЙ.

СЛУЖЕНИЕ ЛЮДЯМ

 

В.А.Сухомлинский был «верующим безбожником». В своих глубинных мировоззренческих, философских, нравственных основаниях В.А.Сухомлинский не был религиозным человеком, но был глубоко верующим,  он верил в Коммунизм – светлое, гуманное, справедливое устройство общество и в возможность его создания на земле. Он верил, что можно сформировать людей, стремящихся в это светлое будущее и отдающих всю свою жизнь на великое дело его созидания. В своей теоретической и практической деятельности он пытался синтезировать идеалы Коммунизма и Христианства, интегрировать,  прежде всего, их моральные общечеловеческие основания. Его вера в эту фундаментальную Утопию дает основания не только причислить его к движению «шестидесятников» как религиозному, духовному, моральному движению, но и считать его одним из наиболее выдающихся его «лидеров».

В.А.Сухомлинский готовил детей к Коммунизму – к тому идеальному обществу, о котором мечтал сам и в котором хотел бы жить. Вот универсальный ключ к пониманию философии и педагогической практики великого гуманиста.  Однако его философию, мировоззренческие формулы и важнейшие философские категории необходимо освободить от идеологических оболочек, при помощи которых он формулировал свое мировоззренческое и педагогическое кредо. Тогда мы увидим, как тесно было ему в узких рамках партийно-политических  понятий, привитых ему в условиях социально-политических реалий сталинского и пост-сталинского СССР. И тогда в полной мере станет заметным фундаментальное противоречие между содержанием и формой его философии. Бдительные партийные чиновники быстро выявили в нем приверженца «неклассового» подхода к воспитанию, всячески осложняли ему жизнь, вытесняя на периферию общественной жизни, создавали образ «маргинала», а по сути «попутчика» партии.

В.А.Сухомлинский, решая эту невероятно трудную задачу, совершил   великий подвиг: он сделал «прививку» нравственных абсолютов классовой советской педагогике. В своей школе  он стремился создать, прежде всего, атмосферу доверительных, гуманных, нравственных, подлинно человеческих отношений. Он устранил диктатуру  из отношений педагога с ребенком. Всю жизнь он боролся с культом личности педагога в школе, тем самым подрывая культ личности партийного вождя и государственного диктатора. Будучи великим подвижником, он создавал в порах тоталитарного, мертвеющего социума предпосылки для будущей прекрасной жизни в условиях совершенного общества. Его миссию нельзя рассматривать исключительно в профессиональном ракурсе, он был служителем  великой Идеи, мессианцем, приверженцем великой Гуманистической религии. Поэтому он – фигура Ренессансная, подлинным фоном его деятельности выступают великие эпохи гуманизма: эпоха первоначального христианства и эпоха Возрождения. В.А.Сухомлинский был захвачен марксистскими идеями формирования «нового» человека. Советская система культивировала новую личность, но усеченную, плоскую, ограниченную, вымороченную, которая, в конечном счете, отлилась в форму, получившую у А.А.Зиновьева звание «гомо советикус». В.А.Сухомлинский всеми силами противостоял этой тенденции «расчеловечивания», деморализация, опошления, закрепощения человека. Его жизненной целью было создание универсальной системы «очеловечивания».

Воспламененный идеей Революции и Коммунизма как самого гуманного общества, он был смертельно обожжен жестокостью фашизма, убившего его ребенка и жену, он каждый день носил под сердцем свинцовую отметку о чудовищном, античеловеческом варварстве. Сердце великого педагога болело за детей и в прямом, и в переносном смысле. Ненависть к злу и его носителям сублимировалась у В.А.Сухомлинского в невероятной силы любовь к детям, которым посчастливилось выжить. Поэтому в каждом из своих воспитанников он видел собственного замученного ребенка, не смогшего прожить счастливую и красивую человеческую жизнь. Сердечная боль от осколка в сердце напоминала ему о возможности уйти из жизни в любой момент. Поэтому он и не щадил себя,  пытался успеть сделать то, что не успел сделать Я.Корчак, ушедший в пламя печи вместе со своими воспитанниками.  В этом – истоки жизни-подвига, жизни-служения В.А.Сухомлинсокого в самом высоком смысле этого слова. Профессия учителя оказалась просто самой удачной формой, в которой он мог выполнить свое человеческое предназначение.

 

  1. «ОБРАЩЕНИЕ» Ш.А.АМОНАШВИЛИ. СЛУЖЕНИЕ КОСМИЧЕСКОЙ ИЕРАРХИИ

Официальное название движения, которое возникло среди учителей – последователей В.А.Сухломлинского получило название «педагогика сотрудничества». Ш.Амонашвили был идейно близок к этому движению в 60-е годы ХХ века, не случайно В.А.Сухомлинский лично послал ему экземпляр своей только что вышедшей книги «Сердце отдаю детям». Автор книги, ставшей классической, увидел в грузинском педагоге коллегу и соратника, близкого по духу в своем «профессиональном» служении. Однако  «религиозное служение»  Ш.Амонашвили началось после того, как он уверовал в учение АГНИ-ЙОГА («Живая Этика»). Произошло это в 90-е годы ХХ века. Став рерихианцем, он посвятил всего себя уже не идее служения ребенку, а идее служение Космосу, Универсуму, Иерархии, Силам Света в полном согласии с «Тайной Доктриной» Е.Блаватской и корпусом книг  «Живой Этики» Е.Рерих.

Выдающееся педагогическое мастерство Ш.Амонашвили, наработанное им в русле «педагогики  сотрудничества» после этой мировоззренческой революции приобрело новый смысл. И не случайно своей новой педагогической доктрине Ш.Амонашвили дал новое название – «Гуманистическая Педагогика», которая теперь будет писаться только с большой буквы, чтобы подчеркнуть, что гуманистическая педагогическая стратегия прибрела новый – Религиозный статус, что она имеет уже не земное, а Космическое значение. Теперь Ш.Амонашвили пытается выдать педагогов-классиков за «Посвященных» в Великую Оккультную Традицию. Это выглядит совершенно неуклюже, поскольку классики создавали свои концепции и оттачивали педагогическую технику, опираясь на  различные мировоззренческие, философские  и религиозные основания. Я.Каменский, Пестолоцци, К.Ушинский, Я.Корчак – были христианами. Г.Сковорода – мистик и пантеист. Л.Толстой – создал свою собственную религию, за что был отлучен от Православной церкви.  А.Макаренко и В.Сухомлинский были атеистами и романтическими коммунистами. Ш.Амонашвили стал адептом теософии Е.Блаватской и Е.Рерих, которая выдается им за последнее и окончательное слово Космической, а не просто человеческой педагогики. Поэтому издаваемая под редакцией Ш.Амонашвили 100-томная «Антология классической педагогической мысли» открывается книгами «Живой Этики», в которой, как он пишет, заключена вся мудрость педагогической классики.

Е.Блаватской и Е.Рерих утверждали, что Махатмы – некие высшие Сущности, полномочные представители Высшего Начала и Высших Миров – открыли  им великие тайны Универсума. А те, в свою очередь, через «Тайную Доктрину» и «АГНИ-ЙОГУ» передали их остальным людям. Ш.Амонашвили постоянно повторяет что «Живая Этика» содержит в себе колоссальный педагогический потенциал. Здесь он не ошибается, ибо как любая религия, она исходит из того, что от Высшего Начала получена, наконец, окончательная Истина, которая объясняет, что такое мир, человек, Высшие Сущности, как сделать ребенка со-работником этих Сущностей, как научить детей позитивно воздействовать на Эволюцию Универсума, как одухотворять Космос, как спасти Универсум  из лап зловещих Космических сил Зла. Задача, как видим, поставлена грандиозная, но педагогика в этой системе выступает как служебное средство формирования оккультных верований.

 

  1. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ «ЖИВОЙ ЭТИКИ»

и «ГУМАННАЯ ПЕДАГОГИКА» Ш.АМОНАШВИЛИ

 

В 2001 году выдающийся советский педагог-новатор академик  Ш.А.Амонашвили, возглавил Международный Центр Гуманной Педагогики, созданный как подразделение МЦР (Международного  Центра им. Рерихов, Москва). Таким образом, рериховское движение получило мощную поддержку педагога, официально признанного еще в СССР, хотя сегодня он продолжает активную педагогическую деятельность уже в качестве эмиссара МЦР. Так, он является руководителем лаборатории гуманной педагогики при Московском Городском Педагогическом Университете, главой Издательского Дома Шалвы Амонашвили, научным руководителем ряда  экспериментальных школ Москвы и Петербурга. С тех пор, как Ш.Амонашвили стал рерихианцем, он посвятил пропаганде своего нового мировоззрения всю свою педагогическую и общественную деятельность. Вот как он декларировал свое новое кредо: «Новому педагогическому мышлению необходима другая мера. Оно может состояться только при допущении четвертого измерения – существования духовного мира, духовности, Высшего мира, надземного мира – мира, который существует и в который мы все в то или иное время отправляемся. Если этого научно доказать пока невозможно, то мы должны хотя бы допускать возможность существования такой реальности. А так как педагогика возомнила, что она наука, наука и только наука, она обнаучивает, технологизирует педагогические процессы и поэтому всегда остается в плену двух- или, в лучшем случае, трехмерности. Она и близко не допускает существования такой реальности. В Живой Этике главенствует педагогика многомерная. Почитайте хотя бы «Общину», этот великолепный, наилучший учебник по педагогике, – каждое положение в нем говорит о том, что душа человека вынашивает внутри себя Высший мир, высшее призвание, высшие образы. И мы, педагоги, должны помочь раскрытию этого Высшего мира в человеке. Мы к этому призваны».

Фундаментальная мировоззренческая трансформация Ш.Амонашвили привела его к новому пониманию целей и задач педагогики. Он писал: «Какие я хочу сделать выводы из этих своих философских размышлений? Первая проблема. Мы хотим усовершенствовать школу, хотим, чтобы пришло новое поколение. Идет Новая эпоха, нужен Новый человек. Ученым, педагогам, философам необходимо серьезно заняться изысканиями, связанными с четвертым измерением в педагогике, многогранностью педагогики, ее многомерностью. Следует показывать и утверждать это. Нынешняя авторитарная педагогика будет с трудом принимать такие подходы, но это не значит, что мы должны отступать. Мы должны утверждать новый образ мышления. Я называю его гуманным образом мышления. Может быть, его можно было назвать по-другому. Давайте вместе искать, утверждая многомерность педагогического мышления. Источник этого поиска – и Живая Этика, которая вся полностью есть высочайшая педагогика, и классические педагогические учения. Подчеркиваю, все классики: Коменский, Ушинский, Сухомлинский. Думаю, что, возможно, все они были Посвященными, ибо не могли мыслить без четвертого измерения. Они рассматривали детей только как пришедших из Высшего мира, и в соответствии с этим и обращались с ними, и педагогику строили. Все философии, кроме тех которые строятся на узких материалистических взглядах, также расширяют границы нашего сознания и помогают выстраивать многомерную педагогику. Проблема подготовки учителей еще важнее и ответственнее, чем проблема повышения квалификации и переподготовки.    Если мы попытаемся начать с малого, то, полагаю, со временем сможем создать и новые кадры в педагогике. Это будут новые учителя, с иным взглядом на мир и ребенка, с иным образом мышления. Они пойдут в школы, и постепенно будет меняться практика, будет меняться мир».

С этой целью собственно и был создан при МЦР Международный Центр Гуманной Педагогики, главной целью которого стало пропаганда рериховского учения посредством педагогических новаций разработанных Ш.Амонашвили еще в рамках прежнего мировоззренческого каркаса. Вот как сам Ш.Амонашвили формулировал свои основные идеи и задачи.

«Первая идея. Человеческая сущность – это вечная космическая действительность. Каждый из нас несет в себе вечность Вселенной и в будущем станет участвовать в жизнедеятельности Космоса. Космос есть живая жизнь, и он продолжает строиться. А строят его Сущности, достигшие высшего развития, – Высшие Учителя, Иерархия Света, – под руководством Создателя  Всего.

Вторая идея. Признать существование Надземного Мира, Мира Тонкого, Высших Миров, признать существование Высшей Творящей Силы. Такое признание есть важное условие расширения сознания. Иногда думают, что расширение сознания означает устремленность к многознанию. В процессе материалистического познания сознание не расширяется, но углубляется. Расширенное сознание вмещает в себя как единое два плана бытия – материальный и духовный. Оно не противопоставляет их друг другу, а объясняет всякое проявление через их взаимодействие. Признание Мира Тонкого, духовного можно назвать четвертой мерностью мышления, наряду с уже известными материалистическому сознанию тремя измерениями. Эта мерность, – самая чудная мерность, говорится в Живой Этике, – открывает перед человечеством и каждым человеком новые пути совершенствования».

Третья идея. Вместить в сознание представление о вечности жизни, о бессмертии, о смене личной жизни через воплощения и перевоплощения. Понимать рождение и смерть как цепь, череду форм жизни, – как путь совершенствования духа. Отсюда тезис – нет смерти, есть только переход из одной формы жизни в другую (смерть как «стрижка волос»). Космос – вечное явление, и Он создает вечные ценности. Он не может допустить окончательную смерть, ибо тем самым обречет на смерть самого себя.

Седьмая идея. Стремиться к сотрудничеству с Высшим Миром. Земля имеет своих Учителей, Космических Строителей. Они несут ответственность за эволюционный путь человечества. Сотрудничество с Учителями есть одно из важнейших проявлений познанной истины. Закон свободного выбора ставит наше сотрудничество с Учителями в зависимость от нашей воли. Учителя не могут принуждать, они предлагают, советуют, указывают, зовут, уговаривают, дают знания. Человек должен освободиться от гордыни, от самости и устремиться к сотрудничеству. Это значит, в первую очередь, что нам следует обратиться к чистым, святым источникам, которые даются Свыше: Святые Писания, духовно-философские учения, образы жизней святых и подвижников».

Из этих принципов Ш.Амонашвили вывел новые требования и новые задачи, стоящие перед педагогом, а именно:  «Космические идеи, истекающие из источника веры в Высшую Творящую Силу, ставят перед образованием  следующий круг проблем и задач, предопределяющих уровень современного педагогического сознания:

  • развивать в молодом поколении веру в Высшую Силу. Вера есть созидатель личности, и ребенок рождается с чувством веры;
  • воспитывать ответственность за свои мысли, развивать в детях добромыслие, прекрасномыслие, любовномыслие;
  • воспитывать чувство и понимание суровости долга перед Космосом и перед человечеством;
  • расширять сознание через принятие Мира Надземного – Тонкого Мира, Духовного Мира, Высших Миров;
  • зарождать устремление к сотрудничеству с Высшими Мирами;
  • воспитывать сердце как Свыше данный орган;
  • развивать чувствознание и интуицию как способы сотрудничества с Тонким Миром и получения знаний;
  • развивать чувство совести как мерила истинности и выбора пути, мерила поступков и образа жизни;
  • обращать внимание молодежи на предназначение каждого человека, на необходимость служения своему предназначению;
  • «заговорить о духовном», о вечном, об эволюциях, о Дальних Мирах, о Строителях Космоса, о Творце, о Боге;
  • отводить подрастающее поколение от разрушительного влияния чувства собственности;
  • защищать детей от влияния дурных общественных проявлений (дурные зрелища, сквернословие, развращающие книги и т.п.);
  • развивать умение смотреть на вещи, явления, людей и самого себя, на звездное небо, на все – через синтез материального и духовного».

Как видим, из тринадцати актуальных педагогических задач девять он связывает с реализацией идей «Агни Йоги» (Живой Этики). Таким образом, Ш.Амонашвили в настоящее время выступает уже не как педагог-новатор, достигший значительных успехов в педагогической сфере, а как эмиссар Международного центра Рерихов (МЦР), задачей которого является пропаганда всеми возможными средствами учения Живой Этики, использование устремлений гуманно настроенных учителей, работающих с младшими школьниками, для активного приобщения их к «космической философии» Рерихов. Ш.Амонашвили, будучи включенным в структуру МЦР, являясь одним из руководителей созданной при МЦР Международного центра гуманной педагогики (МЦГП), вынужден подчиняться своим прямым начальникам и выполнять решения  «научно-общественных» конференций,  инициируемых МЦР.

Активность МЦР, развернутая под эгидой идей Гуманной Педагогики и прикрытая именем Ш.Амонашвили, имеющего непререкаемый авторитет среди педагогов, направлена на пропаганду учения Рерихов среди школьных учителей. Главной целью этой массированной  пропаганды является кардинальная перестройка учебно-воспитательного процесса в школе, основанная на оккультной доктрине. В результате организационного объединения сторонников Гуманной педагогики в национальные и локальные центры и лаборатории, во главе которых стоит Международный центр Гуманной педагогики, а по существу МЦР во главе с Л.Шапошниковой,  возникла возможность массового и беспрепятственного проникновения эмиссаров МЦР в государственные школы. В результате активной деятельности ЦГП во многих регионах Украины и России созданы локальные объединения педагогов, являющихся, по сути, проводниками рериховского учения в школы. Руководство МЦР всячески пытается навязать государственной школе собственную цель: «формировать человека нового энергетического вида,  Homo Spiritus – Человека Духовного, который идет на смену Homo sapiens – Человеку разумному». Эта цель является не педагогической, она имеет не просто мировоззренческий, а откровенно религиозный характер. Педагогический коллектив школы, принявший в качестве философского основания своей педагогической деятельности подобную оккультную доктрину, автоматически превратился бы в духовное сообщество религиозного типа.

 

  1. РАСКОЛ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО СООБЩЕСТВА

 

Педагогическая и пропагандистская деятельность Ш.Амонашвили в рамках, заданных ему руководством МЦР,  неизбежно приводит к тройному расколу  среди учителей.

Во-первых, возникает раскол между учителями «новаторами» и «консерваторами», «гуманистами» и «авторитаристами». Этот тип раскола является естественным для любого культурного движения. В среде украинских педагогов он несет на себе отпечаток раскола, возникшего еще в советское время.

Второй раскол возникает уже в среде приверженцев «гуманной педагогики»,  среди последователей  педагогической системы Ш.Амонашвили. Здесь линия раскола проходит по другому основанию – по принадлежности к религиозной традиции: учителя делятся на «рериховцев» и «нерериховцев», на причастных к Живой Этике – с одной стороны,  и приверженцев  иных  конфессий, и прежде всего Православия – с другой стороны. Особой остроты и масштабности раскол по религиозному признаку достигнет тогда,  когда учителя, принадлежащие к  православной традиции,  окончательно  уяснят  оккультные основы Гуманной Педагогики, а также всерьез воспримут официальное определение доктрины Рерихов как антихристианской.

Третий раскол связан с наличием различных течений в самом Рериховском движении, находящихся между собой в непримиримых отношениях.

Чем больше Ш.Амонашвили пытается доказать, что гуманная педагогика возможна исключительно на основе учения Рерихов, и тем самым, исключая  возможность  проявления подлинного гуманизма на основе христианства или атеизма, тем больший раскол в среду гуманно настроенных педагогов он вносит. Окончательное размежевание среди «гуманных педагогов» неизбежно произойдет, но завершаться  оно будет уже в стенах школы. В случае, если противостояние с какой-либо из сторон возглавят религиозные фанатики, не исключена борьба по принципу «кто не с нами – тот против нас». Сакральная символика АГНИ-ЙОГИ космической борьбы «Сил Света» и «Сил Тьмы» сигнализирует о внутренней взрывоопасности «гуманной педагогики» Ш.Амонашвили, созданной им на оккультной основе.

Став «Педагогическим Махатмой», Ш.Амонащвили ввел в педагогику принцип жесткой дихотомии, он разделил всех педагогов на наших – не наших, своих – чужих, на гуманных – авторитарных. То, что раньше выглядело вполне корректно по отношению к советской ортодоксальной или государственной педагогике, которая действительно была авторитарной, теперь приобрело новые смыслы. Ш.Амонашвили вышел за пределы «советского педагогического поля» и обнаружил там рериховский принцип жесткой дихотомии космических сил Света (Огня) и Тьмы (Зла). Уверовав в универсальность принципа жесткой дихотомии,  Ш.Амонащвили и себя воспринял как продолжателя великой гуманистической традиции в педагогике, которая теперь приобрела для него Универсальный статус. Он стал мерить и себя и человечество не земными, не историческими мерками, а мерками Космическими  и Универсальными. Он стал приверженцем идеи, что и в педагогике действуют эти Космические Силы. Поэтому и педагогика для него приобрела Космический статус.  Уверовать в то, что он сам представляет силы Космического Света и Добра было тем легче, что Ш.Амонащвили, действительно опирался на мощную гуманистическую традицию.  Провозглашение педагогики Света и Тьмы превратило сферу воспитания в арену борьбы Космических, Универсальных сил Света и Тьмы. Сам Ш.Амонашвили почувствовал себя «призванным и мобилизованным» уже не социальной системой, а Космосом. Впустив Космические силы в свой «педагогический огород», он стал адептом Света, более того –  Педагогическим Махатмой, который специализируется исключительно по линии педагогики, а конкретнее, по воспитанию детей в раннем детстве. Теперь вся педагогика приобрела у него форму поля битвы между «Божественной педагогикой» и «Педагогикой Джунглей». Благодаря «обращению» в  Рериховскую  науко-религию, Ш.Амонашвили из ранга лидера «педагогики сотрудничества», призванной спасти несчастных советских детей от давления «авторитарной советской педагогики», перешел в ранг Педагогического Махатмы, призванного своей Школой Жизни спасти не только все Человечество, но и весь Универсум, ибо миссия «Педагогики Света» (или «Божественной Педагогики») – способствовать прогрессивной эволюции всего Универсума. Конкретные же задачи «Педагогики Света» – формировать людей нового типа – детей Света, а также формировать Учителей Света – профессионалов-специалистов по воспитанию этих Светлых детей.

За  благовидным предлогом «Дать возможность Людям Света направить в школы своих Учителей Света, создавших свою космическую Педагогику Света для работы с Детьми Света», скрывается опасность проникновения в школу религиозных организаций и превращения школы в арену борьбы не только между различными конфессиями, но и между членами организаций, представляющих различные течения в  самом Рериховском движении. Это тем более опасно, что между ними в настоящее время  развернулась настоящая идеологическая война.

 

5.МАНИПУЛЯТИВНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ПРОФЕССИИ УЧИТЕЛЯ

 

«Гуманная педагогика» явственно обнаружила мощный манипулятивный потенциал профессии учителя. Опасность «гуманной педагогики» Ш.Амонашвили заключается в том, что учитель обязан «влюбить в себя ребенка» и на фундаменте  этой любовной привязанности строить весь процесс обучения  и воспитания. Однако если право школьного учителя на обучение ребенка санкционирует семья и государство, то право на детскую любовь учитель завоевывает без всяких санкций. Клятва Ш.Амонашвили о любви к детям – всего лишь отвлекающий маневр, с помощью которого учитель создает себе «безопасное поле» свободного экспериментирования над детьми. Очевидно, близится время, когда «любящим» учителям придется давать нечто подобное «клятве Гиппократа» в том, что они никогда не посмеют участвовать в  охоте за душами своих подопечных.

Современный опыт создания тоталитарных сект свидетельствует:  там усиленно «бомбардируют любовью» с целью изменить мировоззрение человека, поставить его сознание под контроль Учителя, сделать из «любимых» учеников послушных роботов, добровольно исполняющих любую его команду. Поэтому было бы честно, если бы педагоги, которые реализуют на практике «педагогику любви» и «отдают свое сердце детям» сначала рассказали бы родителям этих детей, каков характер их мировоззрения, каковы их религиозные  (а не просто педагогические) убеждения, к какой конфессии они принадлежат, какие модели Универсума, природы, общества и человека они признают истинными. И, самое главное, как они трактуют свободу. Другими словами, они должны не только клясться в том, что они будут любить своих воспитанников, но обязаны чистосердечно исповедаться перед родителями детей, чьи  судьбы они вознамерились  решать.  Однако, в  таком случае, из сферы педагогической и профессиональной они попадают в сферу религии. Государственная школа в Украине имеет светский характер и отделена от церкви. И не может директор школы или инспектор управления образования  исповедовать «любящих учителей» на предмет их веры.  Но зато они могут и обязаны требовать  неукоснительного соблюдения светского характера обучения школьников.

Ш.Амонашвили служит людям ради того, чтобы они служили Универсуму, добровольно подчинились действию неких всеобщих законов Универсума и содействовали его усовершенствованию. Именно так он понимает свое предназначение и свою жизненную миссию. Но на этом пути он одинок, у него нет предшественников среди классиков  педагогики, потому что он единственный, кто пытается утвердить свою уникальную «педагогическую технику» на оккультной основе. Ш.Амонашвили  стремится доказать, что все, кого он называет «классиками мировой педагогики» являются тайными, скрытыми или «латентными» служителями «Тайной Доктрины» и АГНИ-ЙОГИ («Живой Этики»).  В лекциях и в книгах он постоянно повторяет, что принципиальной разницы между всеми «классиками» педагогики нет. Однако это не так. Превращать В.А.Сухомлинского в «Великого Посвященного», в адепта «Тайной Доктрины»  –  это глумление над его памятью, его жизнью, его судьбой и его педагогикой. Превращать его «педагогику сердца» в «Космическую педагогику» это значит, совершать насилие над логикой и кощунство над моралью.

Одним из мощных факторов, определяющих популярность Ш.Амонашвили и его Гуманной Педагогики среди учителей стран бывшего СССР является  искушение новым статусом «Управителя Вселенной»,  который  стал  приманкой для простого школьного учителя, в мгновение ока превратившегося из заурядного мелкого чиновника захудалого государственного учреждения, брошенного государством и обществом на произвол судьбы, в Хозяина Космоса, выполняющего Космическую миссию, несущего ответственность перед Вечностью и Высшими Силами, а не перед директором школы.

В Украине имеется прекрасный  опыт  создания и реализации «философии сердца» и «сердечной педагогики», это учение Г.Сковороды. Он тоже был мистиком и пантеистом, он тоже был гуманистом и любил людей, а его педагогическая концепция также была призвана формировать благородных, нравственных, добрых и честных людей. Почему же среди украинских педагогов так мало последователей  Г.Сковороды? Почему они не объединяются в ассоциации для взаимного просвещения и «обучения любви», не «строятся» в ряды, не управляются из единого мозгового центра?

Получив отпор педагогической общественности и властей в претензии войти в школу через вход «культура» и «религия», рериховцы легко открыли двери государственных школ ключом педагогики «любви», «духовности», «гуманности» и «благородства». Поэтому анализ и критика идей Ш.Амонашвили не есть выпад против подлинной гуманной педагогики,  против любви, духовности и высокой нравственности. И не выпад против Рериховского движения. В Украине законодательство  гарантирует свободу совести и 35 статья Конституции все еще действует. Именно поэтому следует выступать против того, чтобы кто-либо использовал высокие  и чистые идеалы, а также красивые слова, в которые облекаются эти идеалы,  в своих узко-конфессиональных целях.  Нужно выступать против того, чтобы из корыстных или прагматичных соображений вводили в заблуждение массу философски необразованных, но честных и гуманных учителей, любящих детей и отдающих им свою душу и сердце. Тем более¸ что мы уже имели опыт идеологической и педагогической мимикрии в СССР, когда за великими словами «Гуманность», «Товарищество», «Братство», «Коллективизм», «Справедливость»,  «Всеобщее Благо» скрывались идеология и педагогика, служившие утверждению  государственного рабства.

Основные выводы.

  1. На примере мировоззренческой революции Ш.А.Амонащвили, его перехода на позиции оккультизма, с предельной ясностью  обнаружилось, что подобные мировоззренческие  революции педагогов не могут не влиять на их «педагогический арсенал». Напротив, религиозные и мировоззренческие «трансмутации» педагога радикально меняют соотношение целей и средств воспитания. Следовательно, результат воспитания детей также подвергается фундаментальной трансформации.
  2. Согласно базовым философско-религиозным и теоретическим принципам учения Е.И.Рерих «АГНИ-ЙОГА» («Живая Этика») «гуманная педагогика» является элементом этого религиозного (оккультного) учения, которое встраивает педагога в систему «конфессиональной» деятельности соответствующей религиозной организации. Безусловный педагогический авторитет Ш.Амонашвили, приобретенный им еще до «обращения», служит надежным камуфляжем для деятельности руководителей  Рериховского движения и МЦР (Москва), а также притягательной приманкой для мировоззренчески колеблющихся педагогов.
  3. Попытки выдать классиков педагогики, в том числе Г.С.Сковороду, В.А.Сухомлинского, Л.Н.Толстого, за «Великих посвященных» в оккультную традицию свидетельствуют об элементарной научной недобросовестности Ш.Амонашвили.
  4. Технологии, разрабатываемые в русле «гуманной педагогики» и «духовного гуманизма», содержат скрытый манипулятивный потенциал «второго уровня («мировоззренческое манипулирование»), камуфлируемый нейтральной светской риторикой общегуманистического толка. Поэтому считать «оккультную педагогику» высшим достижением мировой теоретической педагогической мысли и передовой педагогической практики, не только некорректно, но ошибочно и даже вредно.

Как говорили в античную старину мудрые греки: «Бойтесь данайцев, дары приносящих!».

Литература

  1. Амонашвили Ш.А. Рыцарь Гуманной Педагогики. М. 2009. – С.108.
  2. Шапошникова Л.В. Энергетическое мировоззрение Живой Этики // Шапошникова Л.В. Великое путешествие: в 3 кн. – Кн. 3. Вселенная Мастера. – М.: МЦР; Мастер-Банк, 2005. – С. 758-794. http://lib.icr.su/node/825
  3. Шапошникова Л.В. Этическая философия Космической эволюции // Живая Этика. – М.: Издательский Дом Шалвы Амонашвили, 1999. – С. 5–23. – (Антология гуманной педагогики). http://lib.icr.su/node/814

Приложение 1.

 

«ПРИТЧА О ВЕЛИКОМ МАСТЕРЕ И ЕГО ЗНАМЕНИ»

 

Ш.Амонашвили пытается доказать, что все, кого он называет «классиками мировой педагогики» являются тайными, скрытыми или «латентными» служителями «Тайной Доктрины» и АГНИ-ЙОГИ («ЖИВОЙ ЭТИКИ»).  И в лекциях, и в книгах он постоянно повторяет, что принципиальной разницы между всеми «классиками» педагогики нет. Однако это не так. Для того, чтобы пояснить свою мысль, воспользуюсь средством, которое так любят мистики, эзотерики, теософы и пророки – притчей.

*    *    *

 

Детей привели к Великому Мастеру, для того, чтобы он научил их вышивать. Мастер с огромным воодушевлением принялся обучать детей своему сложному искусству. Он показывал, как нужно держать иголку, чтобы стежки были ровными, чистыми и гладкими. Он показывал им, как нужно подбирать цвет, чтобы рисунок был изящным и красивым. Он тратил все свое время, чтобы дети овладели его искусством. Он никогда не обижался на тех, кто шалил, кто рвал нитки или ломал иголки. Он со всеми был ровен и любезен. Он всегда обращался к детям с улыбкой, он был бесконечно терпим к ним, ибо верил, что каждый ребенок талантлив, и каждый сможет, в конце концов,  овладеть высоким искусством вышивания. Он знал, что для этого нужно верить в своих учеников, ограждать их от дурных влияний, показывать им самые лучшие образы, созданные человечеством. Он считал, что тайна его мастерства может быть передана только тогда, когда дети безгранично полюбят своего Учителя. Тогда они смогут без малейшего  колебания следовать его советам. Он знал, что дети не смогут перенять его высокое мастерство, если не будут ему беспрекословно  верить и подчиняться. Эту тайну он не раскрывал детям, он просто учил,  учил с любовью, уважением, терпением, верой и надеждой.

Он прекрасно понимал также, что ни в  коем случае нельзя упустить тот возраст, в котором дети максимально открыты для любви, предельно пластичны и податливы. Пока они ничего не умеют, нужно успеть научить их вышивать! Он не жалел своих сил, ибо времени на обучение детей у него было не так уж много.

Изо дня в день он нес это тяжелое бремя ответственности, и она переполняла его гордостью за то, что он выполняет свою миссию и свой долг достойно. Он верил в то, что дети тоже станут Мастерами и воспитают своих Мастеров. Он мечтал о том времени, когда в мире будут жить только Великие Мастера вышивания, все они будут талантливы и всю свою жизнь посвятят этому благородному делу. Они создадут сначала Город Великих Мастеров, потом Планету Великих Мастеров, а потом совместными усилиями они смогут создать восхитительный  Космос, который будет Бесконечно Прекрасным, Гармоничным и Совершенным.

Конечно, Учитель не мог поделиться с учениками своим Тайными Мечтами, дети были еще слишком малы, наивны и неразвиты для этого. Но он верил, что повзрослев, они безоговорочно воспримут его Мечту о Прекрасном Космосе, нужно только, чтобы они изначально научились  любить, уважать и бесконечно верить своему Учителю.

Изредка к Мастеру заходили его Коллеги – мастера вышивания, которые работали по соседству. Они всегда с большим интересом следили за его удивительной и загадочной работой. Многие дивились красоте детской вышивки, но никто из них никогда не мог добиться  такого совершенства от своих нерадивых учеников. Одни искренне восхищались его педагогическим мастерством, другие смотрели на него с благоговейным ужасом, третьи подозревали, что Мастер использует какую-то потустороннюю силу, четвертые откровенно завидовали. Но большинство мастеров восхищались педагогическим мастерством Учителя и превозносили его необыкновенный талант.

— Ну, что вы,  –  говорил скромно Мастер,  – я такой же, как и все, вы можете делать то же самое, если возлюбите своих учеников больше себя. У меня нет никаких особых секретов – приходите, смотрите, учитесь. Главный секрет – в вас самих. Полюбите детей, а когда они полюбят вас, они сами добьются невероятных успехов.  Поймите, задача Учителя заключается не в том, чтобы научить детей вышивать, а в том, чтобы научить детей любить Учителя, учащего их вышивать.  Как только вы этого добьетесь, дети сами будут приобретать мастерство вышивания.

И Мастер с удовольствием рассказывал коллегам свои любимые притчи о «Педагогике Джунглей» и «Божественной Педагогике».

Некоторые Скептики  говорили, что любовь Учителя закабаляет ребенка, делает его слепым орудием Учителя. В ответ на это Учитель с мудрой и лукавой улыбкой отвечал:

— Посмотрите на эти счастливые лица, взгляните в эти лучистые глаза, послушайте этот звонкий,  радостный смех! Разве они похожи на рабов? Стыдитесь подобных мыслей! Мои ученики живут настоящей, взрослой, осмысленной, свободной, а поэтому счастливой жизнью. Но самое главное, благодаря любви, все они  стали талантливыми, открытыми миру, и потому теперь они будут  счастливы всегда!

И пристыженные Скептики тихо удалялись.

Непосредственное начальство Мастера ничего не понимало в его Системе, но отмечая отсутствие драк и инцидентов среди детей, а также высокий уровень их дисциплины, рекомендовало его Систему в качестве образца для подражания. И доверило ему самому пропагандировать и распространять  собственный передовой опыт. Чем Учитель с большим удовольствием и занимался в свободное от основной  работы время.

Изредка к Учителю приходили какие-то Необычные Люди в странных балахонах и с фосфорическим блеском в глазах. Такой же блеск в глазах появлялся у Учителя, когда он глубоко задумывался о чем-то Своем, Заветном, Неземном. С Учителем и его учениками эти Необычные Люди никогда не разговаривали, только смотрели с умильной улыбкой на детей, захваченных высоким творчеством. Увлеченные работой дети никого вокруг себя не замечали.

Так шли дни за днями, к своему удовольствию Мастер стал замечать, что дети, по мере укрепления любви к Учителю, начинают овладевать секретами его мастерства. Его любовь к ним от этого только возрастала. Мера любви учеников к Учителю становилась мерой их мастерства, и наоборот. Учитель начал гордиться своими достижениями, потому что его система начала давать результаты, на которые он сам сначала не рассчитывал. Дети все в большей степени становились преданными своему Учителю, а их вышитые рисунки все в большей степени становилась похожими на работы Мастера. Учитель  праздновал триумф, он чувствовал, что приближается тот момент, когда ученикам  можно было передать Сокровенные Мечты Мастера. Судя по силе любви к нему, они уже почти были к этому готовы….

Но тут в Мастерскую зашел Случайный Прохожий. Он был поражен атмосферой радостного труда и взаимной любви, которая здесь царила. Никогда до этого он не видел, чтобы маленькие дети так самозабвенно трудились, так старались и так слушались Учителя.

— В чем загадка твоего педагогического мастерства? – воскликнул  Прохожий.

— Мой секрет прост, – ответил Учитель, –  Я люблю детей, а они любят меня!

— И всё?! – не поверил Прохожий.

— Всё! – скоромно сказал Учитель.

— Может быть, эти дети специально отобраны для работы в твоей Мастерской? – не унимался Прохожий.

— Нет, это обычные дети, – ответил Учитель.

— И ты утверждаешь, что это можно сделать с любым ребенком? – спросил прохожий.

— Да, с любым, но только я должен начать с ним работать в 4-5 летнем возрасте, не позже, – неохотно признался Учитель.

— Значит,  10-15- летних детей ты не сможешь полюбить так же, как 5-летних? – удивился Прохожий.

— Я полюбить их смогу, но они уже не смогут полюбить меня, – сказал Учитель.

— Значит, твоя любовь не всесильна? – спросил Прохожий

— Увы, нет! В деле воспитания главное – не пропустить возраст. Послушание, основанное на любви, нужно формировать с раннего детства, – с горечью признался Учитель.

— А что вышивают твои ученики? – переменил тему Прохожий, увидев, что Учителю неприятен поворот их беседы.

— Они вышивают мое Знамя!  Когда дети подрастут,  с этим Знаменем мы вместе будем преображать и одухотворять Космос! – с гордостью воскликнул Учитель.

— Какого цвета твое Знамя – Белое, Зеленое, Красное, Желто-Голубое, Черное, Полосатое? Что написано на нем?  –  заинтересовался Прохожий.

— Для детей это не имеет никакого значения. Они пойдут под любым знаменем, под каким пойду Я! – гордо воскликнул Учитель.

— А ты уверен, что идешь правильным путем? – засомневался Прохожий.

— Абсолютно! Я потому – Мастер и Учитель, что обладаю Абсолютной Истиной, в которой невозможно усомниться. В противном случае, я бы никогда не взял на себя ответственность за судьбы этих несмышленых детей, – торжественно заявил Учитель.

— Скажи Учитель, а кто был твоим Учителем? – поинтересовался Прохожий.

— О, это был Великий Учитель, у которого я научился всему. К сожалению он слишком рано умер, и поэтому не узнал  Самой  Великой  Книги  в Универсуме. Я уверен, если б он был жив, то мы вместе восхищенно читали бы эту Мудрую Книгу, славили бы ее Великих Авторов, и вместе по Их рецептам преображали бы Космос. Я уверен, что мудрости моего Старого Учителя хватило, чтобы признать Великую Премудрость моих Новых Учителей. Я уверен, что он также стал бы под наше Новое Знамя Истины. Он бы так же, как я,  стал бы служить Вечной и Абсолютной Истине, которую сам он еще в то время, к  сожалению, не знал, – с гордостью заявил Учитель.

В твоих руках судьба твоих несмышленых учеников. Не ошибись, Учитель!  – задумчиво сказал Случайный Прохожий и удалился.

 

*    *    *

 

Превращать сегодня В.А.Сухомлинского в «Великого Посвященного», в адепта «Тайной Доктрины»  –  это глумление над его памятью, его жизнью, его судьбой и его педагогикой. Превращать его «педагогику сердца» в «Космическую педагогику» это значит, совершать насилие над логикой и кощунство над моралью.

Как говорили в античную старину древние греки: «Бойтесь данайцев, дары приносящих».

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *