Андрей Кураев: «Скоро мы будем дарить друг другу «Дракона» Шварца»

vFHNUTkvAH4В четверг, 24 декабря, напомним, во время заседания Священного Синода РПЦ был отправлен в отставку с должности председателя отдела по взаимоотношениям церкви и общества отец Всеволод Чаплин. Одновременно Чаплин перестал быть членом Межрелигиозного совета России, где представлял Русскую православную церковь.

— Андрей Вячеславович, дней десять назад я вам задала вопрос о Чаплине, было много шуток о его посещении популярного ресторана американского фастфуда. Но тогда вы рассказали, что уволен Сергей Чапнин, главный редактор «Журнала Московской патриархии». И вот – теперь уже всё-таки Чаплин. Что происходит в патриархии?

– Думаю, что в вопросе о Чаплине было два вектора давления на патриарха. Один – внутрицерковный, другой – внешний. И причина обоих была совершенно очевидна. Бесконечный троллинг со стороны Чаплина изрядно доставал всех. В ноябре Чаплин заявил, что России нужен новый военный драйв, что у нас есть своё понимание миссии, поэтому мы вправе бомбить кого угодно по всей планете, не спрашивая местных властей, что Советский Союз напрасно не пошёл до конца в Карибском кризисе. После этого я написал у себя в блоге обращение ко всем епископам: это ведь от вашего имени, это официальный спикер патриархии такое говорит. Если вы промолчите – значит, вы с этим согласны, и тогда вы теряете право на всякое нравственное учительство. Вы струсили перед Чаплиным. Не перед Сталиным: перед Чаплиным! Вы струсили и смолчали.

— И что вам ответили?

– Официально мне никто не ответил и с Чаплиным в полемику не вступил. Но это я опубликовал 30 ноября, а уже через пару недель, 16 декабря, на епархиальном собрании в Минске священники задали этот вопрос своему митрополиту: может ли собрание обратиться к патриарху с просьбой убрать Чаплина, он дискредитирует всю церковь. И реакция митрополита была очень неожиданная: он не поставил на место этих священников, а сказал – вы имеете право обращаться к патриарху, каждый кто хочет. Дальше 24 декабря собирался Синод, он готовил повестку дня и регламент работы Архиерейского собора на февраль. По регламенту главы синодальных отделов должны были представить отчёты о своей деятельности на этом соборе. В том числе и Чаплин. И вот здесь, я думаю, патриарх имел основания полагать, что среди 354 членов собора, из которых 100 человек – с Украины, будут те, у кого имя Чаплина вызовет явно негативные ассоциации. Что кто-то не выдержит и всё-таки начнёт задавать неприятные вопросы Чаплину. И патриарху – о Чаплине. И изрядная часть собора это поддержит.

— И патриарх решил опередить события?

– Он принял превентивное решение и убрал столь яркий раздражитель.

— Вы сказали, было ещё давление извне. Это откуда?

– Это второй вектор давления – из государственной администрации. Чаплин начал комментировать уже события во внешней политике, и это стало слышно в мире. В частности, его слова о том, что наши войска в Сирии ведут священную войну с террором. На все языки мира это было переведено именно как священная война – джихад. С той поры недели не проходит, чтоб в арабской прессе не появилось выражение «русские крестоносцы в Сирии». Для арабского мира слово «крестоносцы» – как для нас «вермахт». То есть Чаплин создал реальные проблемы для российского МИДа на Ближнем Востоке. И в самой России.

— Такие высказывания Чаплина шли по нарастающей. Почему нельзя было одёрнуть его в самом начале, не доводя дело до международных проблем?

– Вот это и есть самый главный вопрос. И этот вопрос остался неразгаданным.

— Но как-то это объясняли?

– Дело в том, что официального объяснения нет. А официальное объяснение отставки со стороны патриархии очень смешное: дескать, объединили два отдела, оптимизация управления. Но до сей поры патриарх только разделял и умножал количество административных субъектов в своём аппарате.

— Два новых пиар-отдела были созданы как раз после того, как он стал патриархом, в 2009 году. В том числе – бывший отдел Чаплина.

– Вот именно. Так что это объяснение – для дураков. В этом решении Синода есть две вещи очень непрофессиональные и очень тяжёлые. Первое. Отдел, который возглавлял Чаплин, назывался отделом по взаимодействию церкви и общества. Об-щест-ва! А в решении Синода сказано: выразить ему благодарность за многолетний труд по диалогу с органами государственной власти.

— Это просто формулировка или они разницы не видят?

– Это означает, что для синодалов это одно и то же. Всё их внимание направлено на органы государственной власти. Но есть второе. Когда вы предлагаете обществу столь сказкоподобное объяснение отставки публичного лица, это означает, что народ вы считаете за быдло, которое ничего не понимает и диалога недостойно. То есть пресловутого взаимодействия церкви с обществом нет и не будет. Вот это очень печально.

— И поэтому Чаплину не мешали взаимодействовать с этим обществом так, как он считает нужным? Или он всё-таки выражал мнение патриархии?

– Вот это тот самый главный вопрос, который остался без ответа: то, что Чаплин нёс, это его личное мнение – или он транслировал мнение патриарха?

— Ведь не останавливали.

– Патриарх ни разу его не одёргивал и в содержательную полемику с ним не вступал.

— Разве это принято – чтобы патриарх публично с кем-то полемизировал?

– Пусть не называя имени. Могло такое быть: Чаплин говорит что-то, а на следующий день патриарх в проповеди говорит на эту же тему, но ставит иные акценты. Но не было и такого. То есть они явно играли в одной команде, Чаплин транслировал мнение патриарха и утверждал много раз, что другого мнения просто и быть не может в нашей церкви.

— А может, патриарх долго не хотел ставить в неловкое положение…

– Патриарх не заморачивается такими вещами, как кого-то из подчинённых поставить в неудобное положение.

— Но они ведь давно знакомы, Чаплин 25 лет назад пришёл работать к будущему патриарху после семинарии. Может, патриарх как-то к нему относился…

– У них очень сложные отношения. Патриарх уже давно сказал Чаплину, что ему не видать архиерейского облачения. Что епископом он не станет.

— Давно – это насколько давно?

– В 90-х годах, когда Чаплин написал прошение о монашеском постриге патриарху Алексию. То есть он попробовал попасть в епископы мимо Кирилла – своего начальника. Алексий это прошение Чаплина передал митрополиту – Кириллу. И тот потом имел очень серьёзный разговор с Чаплиным. И вот тогда Кирилл пообещал, что епископом Чаплин не будет за такое отношение. То есть там сложная история отношений. Честное слово, каких-то соображений корректности, душепопечения патриарх не придерживается в этих случаях.

— И сам Чаплин теперь за словом в карман не лезет, сулит самому патриарху скорую «отставку». Что это означает?

– Это означает, что патриарх не встретился с ним перед отставкой. То есть Чаплин узнал о своём увольнении из Интернета. Вообще говоря, это не очень по-человечески: многолетнего сотрудника увольнять вот так вот – без объяснений, без личной встречи, без попытки дать ему возможность оправдательного слова, без разговора о перспективах, что с ним дальше будет. В общем, это не очень по-людски. Поэтому все разговоры о том, что патриарх долго жалел Чаплина, надо похоронить. В мире этих людей такого нет.

— А что Владимир Легойда, который занял место Чаплина?

– А вот теперь мы будем ждать, не превратится ли Легойда в Чаплина.

— Но у них, как минимум, образование немного разное.

– Это неважно. Хозяин-то один!

— Мысли хозяина можно обрабатывать по-разному, исходя из собственного «багажа».

– А может быть, хозяину и хотелось, чтобы была именно такая обработка? Предельно жёсткая и эпатирующая. Мы это увидим. А ум в патриархии только один. Только один человек в патриархии имеет право показывать свой ум. И сейчас Чаплин прямо говорит, кто этот человек.

— Отдел взаимодействия с обществом, отдел информационный, отдел внешних связей. Не многовато пиар-служб для церкви? Объяснение отставки оптимизацией выглядит логичным.

– Логично это было бы в одном случае: если бы у отдела по взаимодействию с обществом забрали пресс-функции. Вместо этого его вливают в пресс-отдел. А сам по себе такой отдел необходим. Это лоббистский отдел – отдел GR (Government relations – взаимодействие с органами госвласти. – «Фонтанка»). В любой крупной корпорации есть и департамент PR, и департамент GR. Когда создавали эти отделы, логика была: грубо говоря, начальник одного пьёт с журналистами, другого – с депутатами. И последний не должен давать пресс-конференций. Работа лоббистов должна быть тихой.

— Вот уж тихой работу Чаплина вряд ли назовёшь… Вы сказали, что у него сложные отношения с патриархом с 1990-х. Зачем его тогда назначили главой этого отдела в 2009-м? У него талант «пить с депутатами»?

– Талант, да. И он прекрасно владел церковным канцеляритом. Он очень хорошо умел составлять всякие проекты документов. И так далее. Митрополит Кирилл видел в нём определённые таланты. Которые нельзя пропить.

— Хочу спросить вас и о вещах светских, всё-таки 2015 год – это не только отставка Всеволода Чаплина. Какие события вы бы выделили как решающие?

– Думаю, что этот год был продолжением 2014-го: Советский Союз 2.0 продолжал успешно возрождаться, но предпосылки для этого были даны годом раньше. Пожалуй, даже ещё раньше: при подавлении Болотной площади. С той поры, то есть с конца 2011-го, этот тренд набирает обороты.

— В 2015 году одной из самых продаваемых книг якобы стал роман Оруэлла «1984».

– Очень правильная реакция общества. И снова входят в моду не только советская попса, советские фильмы и советская риторика, но и советские анекдоты. Старые советские анекдоты снова становятся очень узнаваемыми и актуальными. Думаю, что скоро мы будем друг другу дарить «Дракона» Шварца.

— Не самые, между прочим, плохие книги. И фильмы советские тоже очень даже ничего.

– Лично я, видя это, только радуюсь! Потому что я молодею, я снова оказываюсь в атмосфере своей молодости. Лично меня это психологически бодрит. Есть же люди, которым нравится возвращаться в родные места? Вот я из числа таких. Для меня здесь всё узнаваемо и понятно. Вот страну жалко.

— Жалко?

– Немножко жалко. Но, что называется, сама виновата. Бачили очи, шо куповали.

— Разве бачили?

– Очень даже хотели это получить. Хотели получить альфа-самца, хотели получить новую империю. Вот и получайте: кушайте. Вот эти имперские фантомные боли сейчас оборачиваются реальными проблемами, реальной кровью, реальным кризисом. Думаю, наше время можно сравнить с 1914 годом. Да-да. Как тогда всем хотелось войны: и в Петербурге, и в Москве, и в Рязани – везде все хотели войны, замечательного приключения. И теперь многим очень хочется. О чём и Чаплин говорил – что нужен новый военный драйв.

— Если это 1914-й, то дальше нас, вы хотите сказать, ждёт и 17-й?

– Я не исключаю, что снова придётся пройти такой вот печальный цикл терапии, чтобы у людей появилась какая-то личная боль. Знаете, как у детей, когда появляется личный опыт боли, появляется и понимание: ты потянулся к этому красивому утюгу – и пальчику бо-бо. Детям нужен такой личный опыт. Пока они его не переживут – не научатся определённым навыкам осторожности. Хотелось бы, чтобы в нашем случае «боль» ограничилась только кошельком и холодильником.

Беседовала Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *