Зиновьевский клуб: концептуально

АВТОР: ПАВЕЛ МИНКА. min.co.ua

10351020_834968553180614_2334123543189647271_nВ России был создан зиновьевский клуб. Формально это выглядит как собрание интеллектуалов и представителей разных культурных слоев за круглым столом вокруг имени и наследия Александра Зиновьева, великого русского мыслителя. Якобы эти интеллектуалы работают с наследием Зиновьева, но и предлагают что-то свое. Их беспокоят самые разные темы – от философских до социальных проблем. Их беспокоит судьба страны, и они хотят все разом дать ответы на самые актуальные темы и вопросы.Именно такое выражение имеет зиновьевский клуб как явление свиптальное. Напомню, что «свиптальность» — это метафора-аббревиатура Зиновьева. Она описывает такой аспект социальных отношений, который носит характер имитационности, показушности, театральности (СВИПТ – Символическое, Вводящее в заблуждение, Имитационное, Показушное, Театрализованное).Но что мы имеем в реальности?

В реальности зиновьевский клуб создан в рамках идеологически-пропагандистского аппарата современной российской власти (государства) с целью пропаганды новой российской государственной идеологии, которая хоть и носит характер неоконченности, а также незаметна на первый взгляд в идеологическом хаосе, но все же успела сформироваться в основных своих чертах. Здесь нет серьезного интереса к Александру Зиновьеву, лишь для формата периодически, но очень редко, озвучиваются специально подобранные и вырванные из контекста цитаты из него. Происходит паразитирование на имени и идеях Александра Зиновьева, а его имя порочится, поскольку члены зиновьевского клуба выдают себя за реальных последователей и продолжателей дела Зиновьева. Открыто звучит мысль, что это и есть настоящие последователи учения Зиновьева (собрание «Александр Зиновьев и современные идеологии»). Все это происходит при активной поддержке вдовы Зиновьева.

Видео с пояснениями к тексту: 

https://youtu.be/cMTkRXFf41k
Задача, которая стоит перед членами зиновьевского клуба, — это в нужной форме озвучить и утвердить новую государственную идеологию. Эти идеи кардинально противоречат идеям Зиновьева, и он считал, что с такой идеологией Россия не сможет преодолеть свои фундаментальные проблемы и занять достойное место в мире. Он предупреждал, что этот путь приведет к ее историческому фиаско, вымиранию русского народа и деградации общества в своих последних книгах и бесчисленных лекциях и интервью. Эти идеи напрочь игнорируются членами зиновьевского клуба. Зиновьев описал модель постсоветского российского общества, указал на ее проблемные точки и неэффективность, и вместо того, чтобы разработать идеологию (Зиновьев выразил основные принципы такой спасительной идеологии в своей книге «Идеология партии будущего»), позволяющую встать на путь решения этих проблем, члены зиновьевского клуба отбрасывают исследования Зиновьева и утверждают такую идеологию, которая обостряет и усугубляет общественные проблемы. При этом говорится о победах, «великом переломе» в России, ее возрождении и светлом будущем. Конечно, тема идеологии – не единственная, но основная.

Кураторами и покровителями зиновьевского клуба являются чиновники высших эшелонов власти. Сергей Железняк, вице-спикер Думы, здесь не просто формальный гость, который скажет несколько формальных фраз для протокола и чтоб отчитаться «еще выше», а куратор, комментатор, говорящий чуть ли не от имени Зиновьева. Он активно участвует в разговоре, делает замечания, комментирует. Владимир Лепехин, директор института ЕврАзЭС (с прочими должностями и регалиями) здесь координатор, его задача: выразить основные формулы и идеи новой государственной идеологии уже не столько в качестве чиновника, сколько в качестве ученого. Он позиционирует себя как специалист по Зиновьеву и в значительной мере как человек, продолжающий и развивающий его идеи, при этом имея довольно-таки посредственный талант в области науки.

При создании зиновьевского клуба «покровители» ставили задачу не поиска истины, прогресса науки или продвижения идей Зиновьева (им, он, в сущности, безразличен), а пропаганду своих политических идей и идеологии, оправдание и утверждение сложившегося в России строя и восхваление политики Путина и других высших чинов. Зиновьев им до такой степени неинтересен, что они могли бы создать «дугинский», «солженицынский» или любой другой клуб, выполняющий те же функции, но излишняя инициативность вдовы Зиновьева Ольги Мироновны, имеющей определенные связи, а также антизападный настрой самого Зиновьева сыграли свою роль. Зиновьев стал интересен в первую очередь как критик сложившегося на Западе строя – западнизма, и когда Путин стал прокладывать курс на конфронтацию с Западом, идеи Зиновьева вдруг оказались нужными тем людям, которые еще вчера его полностью игнорировали. Еще недавно Ольга Мироновна Зиновьева говорила, что бросает Россию и увозит картины Зиновьева, так как здесь Зиновьев «никому не нужен». Но вдруг неожиданно те люди, которые выражали полное равнодушие к Зиновьеву, стали «почетными зиновьевцами». Буквально за год! Еще раз говорю, что настал момент, когда Зиновьев пригодился. Из него натаскали антизападных цитат, не заботясь о контексте, и манипуляционно включили в свою идеологически-политическую структуру. Ольге Мироновне, идущей на конфликт только в крайнем случае, дали зеленый свет, и она бескомпромиссно благословила этих новых «преданных зиновьевцев». И пускай под большим портретом Зиновьева и прикрываясь его именем разные «преданные ученики» с экрана говорят те вещи, которые при жизни Александр Александрович называл очковтирательством, шарлатанством, помешательством и считал губительными для России – ничего, вам все прощается, только признайте, что вы почитатель Зиновьева!

Отбор в члены происходит не по выдающимся заслугам в области науки или философии, а исходя из занимаемой должности (опять же есть исключения). Несмотря на то, что периодически в зиновьевском клубе появляются интересные люди и интересные идеи, его члены демонстрируют невысокий научно-философский уровень, который часто скатывается в лице определенных личностей на самое дно. Нередко доходит до мракобесия и дилетантства. Чаще всего это или научно-философские «графоманы», или идеологи, выполняющие свою функцию (хоть есть и исключения). Почти никто не использует ни комплексную логику Зиновьева, ни его методологию науки, ни его терминологию. При обсуждении темы идеологии только Николай Бухтеев основывал свой доклад на терминологии Зиновьева и ссылался на его методологию (при всей дискуссионности этого доклада). Зиновьев либо вообще не цитируется членами зиновьевского клуба, либо немногочисленные цитаты выдираются из контекста и вставляются в другой контекст, который озвучивают докладчики-манипуляторы. Иногда допускается просто формальное упоминание Зиновьева при озвучивании совершенно не имеющих отношения к Зиновьеву идей.

Члены зиновьевского клуба в научно-философском плане демонстрируют (за редкими исключениями):

— слабое понимание или полное равнодушие к идеям Александра Зиновьева;

— полное отсутствие понимания и использования методологии и логики научного познания (интеллектологии), которую разрабатывал и использовал Зиновьев (я сомневаюсь, что здесь мы найдем хотя бы общее адекватное понимание того, что такое наука)

— сознательное замалчивание идей Зиновьева о социальной модели постсоветизма («рогатого зайца»), попытка выставить эту модель в лучшем свете;

— непонимание сущности западнизма (как в случае, например, с Владимиром Лепехиным, понимающим под этим скорее какую-то сверхолигархию, чем социальный строй) при идеологически-эмоциональном отрицательном, а не рационально-научном отношении к Западу;

— непонимание сущности реального коммунизма;

— непонимание этического учения Александра Зиновьева и его взаимосвязи с социальными законами и наукой;

— слабое понимание или полное его отсутствие понятия и сущности идеологии на научном уровне и взаимоотношения идеологии и науки, как этот вопрос разрабатывался Зиновьевым; звучат разнообразные представления об идеологии, нередко ненаучного плана;

— крайнюю идеологизированность – не ставится задача поиска объективной истины, а лишь выражения своих идейных и политический предпочтений;

— антинаучность, доходящая до мракобесия, уход в сферу идеологии и религии; подмену науки идеологией.

Основные идеи новой российской идеологии, которые выражаются и пропагандируются членами зиновьевского клуба и его организаторами при поощрении Ольги Мироновны Зиновьевой:

— антизападнизм, периодически достигающий радикальных форм;

— идея особой миссии России, которая заключается в спасении мира от Запада;

— идея духовной миссии России (говорят о врожденном чувстве справедливости у русских людей и их особой духовности, их духовной миссии просвещения Запада и остального мира);

— идея «Великой Руси», провозглашение возрождения России и хвалебные оды путинской власти, превознесение Путина как великого лидера, способного (или уже сделавшего это) переменить ход истории;

— идея симфонии государства и церкви – в одних случаях государства и только православия, в других – государства и традиционных монотеистических религий (ислам и иудаизм);

— идея того, что православие (и другие традиционные религиозные учения) должны стать элементом новой идеологии;

— поощрение военных действий, которые ведет Россия;

— просоветскость, которая является всего лишь формой для выражения антизападности и идеи «Великой Руси», но при необходимости оправдать ельцинско-путинский режим звучит антисоветская риторика (говорят о «перегибах» или недостатках советского строя);

— осуждение западной демократии как «неправильной» или «несуществующей» («исчезнувшей»).

В значительной мере деятельность зиновьевского клуба несет больше вреда, чем пользы. То, в чем Зиновьев усматривал гибель для России (здесь даже не надо интерпретировать его – огромное количество цитат Зиновьева, однозначных и четких, говорят сами за себя), пропагандируется членами зиновьевского клуба, прикрывающихся его именем, как панацея. С невероятной точностью сбываются прогнозы Зиновьева о будущем России – что здесь возрождение ее как великой державы будет лишь в области имитационности и показушности, а не на деле. Зиновьевский клуб – еще один гвоздь, который забивают в гроб России, то ли от безумия, то ли от помутнения ума, то ли сознательно и цинично. В том числе и судьба наследия Зиновьева оказывается трагичной – великий мыслитель и даже после смерти остается «невидимкой», его имя используется для манипулирования и очернено. И если оно окончательно станет ассоциироваться с зиновьевским клубом, то судьба наследия Зиновьева близка к смерти. О Зиновьеве будут говорить, но к Зиновьеву, как в случае с зиновьевским клубом, это не будет иметь отношения.

Проблема с наследием Зиновьева усугубляется и тем, что в Украине те научные круги, которые работали с ним, аналогично начали использовать имя ученого в пропаганде и сами скатились в идеологию. Например, в Донецке ученые и преподаватели, занимающиеся Зиновьевым до Евромайдана, в итоге стали идеологами и пропагандистами ДНР и Новороссии. В итоге был отброшен не просто научный подход к исследованию социально-политических событий, в том числе и идеологической сферы на постсоветском пространстве, но и здоровый скептицизм.

Поделиться в соц. сетях

Источник: salatrecept.ru .

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *