Человеческое, только человеческое

АВТОР: ПАВЕЛ МИНКА.

факты-о-человекеЕсть один философский вопрос: может ли рыба познать океан? Если и может рыба что-то познать, то в рамках своей ограниченной природы и в рамках своей среды существования. Абсолютное познание чего-то невозможно. Нам нужно понять: есть человеческое, только человеческое. Человек не может выйти за рамки человечности. Да, он может себя расширять, делать лучше и больше. Но все равно всему есть предел (даже если мы его и не знаем). Человек действительно мерило всех вещей. Человекоцентризм есть единственная реальность.

Посмотрите на все, что делает человек: это либо человекоподобно, либо измеряется человеком. Древние религии и мифы, старинные сказания и предания – все говорят нам о человекоподобных богах и других существах. Даже звери здесь человекоподобны или несут отпечаток человечности. Интерес представляют такие жанры, как фантастика и фентези. Первая говорит чаще о будущем человечества, столкновении людей с иными расами, инопланетянами, параллельными мирами. Фентези обращено в прошлое, но, как мифы и легенды, насыщенно фантастическими существами, богами и полубогами… И все это – человекоподобно. Каждая новая инопланетная форма жизни, с которой встречаются первооткрыватели в фантастических романах – человекоподобна. Даже если и выглядит она подобно насекомому или как гигантский мыльный пузырь. Все это по образу и подобию человеческому. В одной из популярных фантастических историй исследователи, среди которых важную роль занимают земляне, постоянно сталкиваются с новыми инопланетными расами, которые оказываются преимущественно гуманоидами и различаются формой ушей или наростами на лице. Возникает вопрос: неужели фантасты, придумавшие тысячи фантастических миров, не могут выйти за рамки того, что все они человекоподобны? Неужели они думают, что если и есть жизнь на других планетах, то она обязательно похожа на нашу?

Я отвечу на этот вопрос так: представьте себе, что человечество вдруг действительно столкнулось с инопланетянами. И они оказались совершенно далекими от человечности и не похожими на нас. Для нас они все равно будут человекоподобными, мы будем видеть в них лишь то, что могут увидеть люди, исходя из своей природы и ее рамок. Они могут быть совершенно другими, но мы будем видеть в них человеческое, только человеческое, даже если его в них нет совершенно. Как мы видим в животных только человеческое. Вот собака подбежала к нам и залаяла. Нам кажется, что она злится, и мы пытаемся понять, что же является причиной ее злости. Но она не испытывает ничего такого, что мы называем злостью или любовью. Кошка легла вам на колени. И кажется, что она вас любит и ей хорошо. Но ей просто тепло, причем по-своему тепло, и любить она, наверное, вряд ли может в человеческом смысле… Что же может кошка, собака, попугай или другое животное – мы не знаем, но переносим свои представления о чувствах и поведении на животных. И так же будет, если вдруг перед нами предстанет какая-то новая форма жизни, пусть и инопланетная, как грезят фантасты. Мы ее будем мерять по своему образу и подобию.

Ницше говорит, что человек должен быть преодолен, чтобы родился сверхчеловек. Но он все равно не уходит от человека, ведь в его понимании преодоление человека означает совсем другое: преодоление чего-то низкого в человеке ради чего-то высокого в нем. Все равно речь идет о человеке, даже если это и высший человек.

Основной принцип науки – принцип объективности и беспристрастности. Это способ познания, который исходит из того, что нужно посмотреть на объект исследования не через призму своих вкусов и предпочтений, а беспристрастно, чтобы увидеть его таким, каким он есть на самом деле. Но никто не может быть ученым всегда – он все равно возвращается к мировоззренческим вопросам, дает оценки, что хорошо, а что плохо, решает вопрос смысла. Да и что значит: видеть объективно? Мы все равно видим из себя и через себя…

Оккультисты критикуют христианство за то, что здесь присутствуют антропоморфные представления о Боге, мол, как можно представлять Бога, Творца Вселенной, человекоподобным? В христианстве Богу приписываются не только человеческие качества, среди которых любовь, радость, злоба, гнев, но и утверждается, что сам Бог воплотился и стал человеком (Иисус Христос). Но неужели мы можем представить Бога другим? Даже если мы представим Его безжизненным пнем, мы все равно наделим Его человекоподобием. Оккультисты и сами рисуют духовный мир весьма человекоподобным. В нем царит человеческое, слишком человеческое. Поэтому, как мне кажется, если и есть Бог, то христианское представление о Нем наиболее возвышено, так как видит Бога в Лучшем Человеке. Бог здесь человекоподобен, чтобы человек мог стать богом.

Сколько б мы не обращались к истории человеческой мысли – это всегда история человека. Даже если философы говорят о чем-то внешнем и отстраненном, то они говорят о себе. Писатель все книги пишет только о себе, и его персонажи – это лишь части его души, его ипостаси, воплощения. Мы не можем отказаться от человечности, от своей природы, а значит выйти за рамки самих себя. Есть человеческое, только человеческое. И весь мир мы видим лишь как проекцию самих себя.

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *