ЧЕРТОВСКИ ХОЧЕТСЯ В РАЙ! Социологическая притча (посвящается великому мыслителю А.А.Зиновьеву)

В Аду решили черти строить Рай
Для будущих, грядущих поколений
В.Высоцкий
 

І. СВЕТЛЫЙ ПУТЬ

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были черти. Некоторые из них были простые черти, другие были бесы, третьи – демоны, а  четвертые вообще – вельзевулы. Одни черти были белые и светлоглазые, а другие черные и чумазые. Они сразу так и рождались – белыми или черными. И не было среди них ни одного синего или желтого.

И так странно было это Пекло устроено, что белые черти всегда черными чертями управляли, нещадно их эксплуатировали и издевались над ними до полного изнеможения. Те, конечно, тоже в долгу не оставались, жгли поместья белых чертей, жарили своих злейших врагов на сковородках без всякого масла, сожаления и сочувствия. А наиболее ненавистных и прожорливых кровососов прямо живьем в костер бросали для дальнейшего классового и трудового перевоспитания.

Трудно жилось чертям в Аду. И вот тогда Главный Черт изобрел Адскую Машину. Он трудился над ней три длинных дня и три долгих ночи. Наконец Машина была выставлена на всеобщее чертовское обозрение. Посмотреть на невиданный агрегат пришло почти все взрослое населения Пекла. Черти с интересом рассматривали материальную часть спецконструкции, удивляясь, однако, тому, что   Машина не работала. Тогда Главный Черт, почесывая мохнатой лапой лысый затылок, открыл собратьям ее главный секрет. Он заключался в том, что Адская Машина, как он выразился: «питалась живыми чертями или их отдельными телесными частями». Другими словами, для того, чтобы Машина начала работать, нужно было в ее топку на сожжение бросить хотя бы пару-тройку чертей средних габаритов и умеренной упитанности.

Интерес чертей к Машине был настолько велик, что тут же обнаружились добровольцы, которые для общего блага пожертвовали собой, бросившись в горящее пламя Адской Машины.

Гвозди бы делать из этих чертей!

Не было б в мире крепче гвоздей!

После этого Машина издала протяжный прощальный гудок и медленно тронулась с места. Черти тут же бросились к ней, и расселась на ее узких подножках и ступеньках.

Итак, все отправились в дальний ПутьМаршрут Пути был также изначально рассчитан и начертан Главным Чертом. Согласно его расчетам Путь к Счастью пролегал по бесконечной безлюдной пустыне, болотам, безжизненным пустошам, оврагам и мелководью.

Первую половину пути топили исключительно  белыми чертями, которые, однако,  шли в огонь и сгорали весьма неохотно. Пытаясь избежать своей нелегкой участи, они отбивались копытами, кусались, мерзко ругались и проклинали своих врагов – черных чертей за бесчеловечность и классовую ненависть. Но те были непреклонны. Опираясь на священные принципы революционного гуманизма,  пришлось пожертвовать  тысячами белых чертей ради будущего всеобщего чертовского счастья. Когда же возникли первые перебои с живым топливом, в ход пошли самые преданные Чертовскому Делу черные черти и бесы. В таких случаях особенно активно бросалась в огонь Адской Машины революционная молодежь, которую их товарищи называли «Красные Дьяволята».

Через некоторое время чертей постигла страшная беда – от умственного перенапряжения умер их Вождь – Главный Черт. Тогда место Вождя и должность Главного Машиниста Адской Машины занял лично сам Дьявол. Он досконально выучил инструкции Главного Черта и торжественно поклялся довезти хотя бы часть черных чертей до заветного места – до леса, из которого можно было уже строить хоть какое-нибудь приемлемое  жилье. Особенно трудно с топливом стало тогда, когда закончились все белые черти, а черти-добровольцы практически полностью исчерпались. Именно тогда Дьявол-Машинист принял трудное, но мудрое решение топить Адскую Машину своим же братом – черным чертом. Это Дьявольское решение выполнялось без всяких проволочек, ибо других средств питать Адскую Машину у чертей просто не было. Теперь уже тысячи черных чертей были принесены в жертву на алтаре Адской Машины во имя Светлого Счастливого Будущего всех поколений чертей. Но зато сама Адская Машина ни разу не сбавила ход, ни разу не остановилась в ожидании долгожданного живого топлива.

Нужно признаться, что среди черных чертей был один немного странный черт, которого они сами почему-то называли «Разноглазым». С самого начала пути он вел себя явно неадекватно: то пытался понять, как устроена Адская Машина, то высказывал сомнения  в правильности выбранного Главным Чертом Пути, то сомневался в целесообразности движения всей чертовской процессии к Счастью. А то вообще разглагольствовал о том, что сжигать в топке чертей, пусть даже и белых,  это как-то не по-человечески, можно сказать – не совсем гуманно. А то роптал, вносил смуту в чертовский коллектив  и грозился убить Главного Машиниста. Его попытались угомонить, бросив в топку, но он вовремя куда-то исчез.

ІІ. САРАЙ – ВСЕОБЩИЙ ДОМ СЧАСТЬЯ

Путь к всеобщему Счастью, действительно,  оказался трудным и опасным. Немногим чертям и бесам удалось живыми и целыми доехать до конечного пункта  назначения. Но Адская Машина все же не подвела. Когда она остановилась около опушки леса, огонь в топке можно было уже погасить, что черти и сделали с большим воодушевлением и в торжественной обстановке. Первое, что сделали черти – это установили Адскую Машину на высокий постамент в качестве памятника в честь всех павших чертей на пути к Всеобщему Счастью и во славу будущих счастливых поколений.

Голодные, смертельно уставшие, оборванные и грязные черти с воодушевлением начали строить для себя Сарай – Всеобщий Дом Счастья. Несколько лет продолжалась эта героическая битва с окружающей природой. Наконец коллективными усилиями на опушке леса был возведен деревянный, хмурый, перекошенный, необтесанный, одноэтажный длинный Сарай, с удобствами на улице.  Единственная дверь была просто приставлена к отверстию в стене, а окон в сарае не было. Они вообще-то были запланированы Главным Чертом еще в самом начале Пути, но как их прорезать в стенах, сделанных из столетних сосен, никто толком не знал.

Когда закончились пышные торжества по случаю окончания строительства Сарая, и черти, наконец, заняли в нем свои углы, всеобщей радости не было предела. Черти радовались всему: возможности укрыться от холода и ветра и отдохнуть от длинного изнурительного Пути, а также   от не менее изнурительной и тяжелой работы по строительству Сарая. Они тихо наслаждались уютом и теплом не струганных стен, редкой тишиной, дружным  соседским коллективом, а также взаимной интимностью со своими любимыми чертовками.

Через некоторое время  в Сарае появилось новое поколение чертенят, которое уже не знало ни Главного Черта,  ни Машиниста-Дьявола, ни белых чертей, ни «красных дьяволят». Им рассказывали только об общем героическом прошлом, о подвигах отцов и старших братьях, о жертвах, павших во имя счастья новых поколений черных чертей, бесов, демонов и вельзевулов. Взрослые, умудренные жизнью черти щадили детские, трепетные души юных бесенят, поэтому им никогда не рассказывали о принципе работы Адской Машины.

Сама же Машина стояла в натуре на самом видном месте – на площади перед Сараем и напоминала всем чертям об их общем славном боевом прошлом. Здесь проводились торжества, отмечались праздники и круглые даты, здесь награждали героев, здесь юных бесенят принимали в «красные дьяволята», здесь провожали в последний путь чертей-героев.

ІІІ. ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ РЕМОНТ

Итак, жизнь чертей в Сарае заструилась бесконечным серым потоком. Черти давно уже привыкли к своей нехитрой жизни: они трудились, играли в домино, кряхтели, конечно, когда получали зарплату, не в меру выпивали-закусывали, а о лучшей  жизни почти и не помышляли. И тут откуда-то взялись Ретивые черти.

– Сколько можно терпеть это безобразие? – кричали они.

– Почему это все черти, бесы, демоны и вельзевулы должны жить скопом в одном общем помещении? Довольно мы в коммуналках мытарились!  Довольно жить по-старому! Когда-то Главный Черт нам обещал, что у каждого будет своя квартира, а унитазы из золота будут делать! Не за это ли боролись наши славные предки?! Хватит нам общественного счастья, мы теперь индивидуального счастья желаем! Не хотим больше быть чумазыми, обтрепанными и убогими. Хотим иметь персональные кальсоны с рюшками! Хотим иметь индивидуальные отхожие места! Хотим балаганов с голыми бабами! Хотим жить, как белые черти! Давайте взорвем к Чертовой Матери этот старый убогий Сарай, а на развалинах построим многоэтажный многоквартирный Новый Дом с мусоропроводом, телефоном,  телеграфом, ватерклозетом и электростанцией на каждом этаже! Хотим, чтоб скорее светлое будущее наступило. Чертовски хочется пожить по-человечески!

Тут даже Чертова Мать не выдержала и закричала:

– Что же вы, сукины дети, удумали?! Не взрывайте Сарай, вы же ничего на его месте не построите, одни развалины неподъемные останутся! Одумайтесь, самим же хуже будет! Вот как всыплю вам чертей!

А Ретивые ей в ответ:

– Не серчай,  Мамаша! Отсталая у тебя философия дремучих чертей прошлых печальных времен. Ты посмотри вокруг себя: вон у белых чертей все уже есть: «Гамбургер» с кетчупом почитай каждый день едят и Кока-Колой закусывают! А после обеда – «Джакузи»! А мы что, хуже их или глупее? Или у нас органы полового размножения другие? А уровень промышленного производства у них уже до того дошел, что на душу живого населения почти пять презервативов производят  ежемесячно.

Тут и Разноглазый черт откуда-то появился и давай их убеждать, чтобы глупостей не делали:

–  Вся ваша безумная затея закончится катастройкой, полным развалом и катаклизмом. Как только взорвете Сарай – будете вечно жить на Помойке. Даже простого отхожего места у вас не будет. А о туалетной бумаге скоро и мечтать перестанете!

А они за свое:

– Не бузи, касатик, не то нынче время! Ты же сам утверждал, что Сарай у нас хреновый, что жить в нем почти невозможно. Что он для дикой скотины больше приспособлен, чем для нормального среднестатистического трудящегося черта.  И доказывал, что подобная убогая конструкция жилища может удовлетворить лишь неразвитую и духовно-примитивную нечистую силу. Нам такая раздолбанная сиротская жизнь до чертиков осточертела! Так что, извини, брат, даешь теперь Капремонт Сарая в самом глобальном смысле этого слова!

Но Разноглазый не сдавался:

– Опомнитесь, черти! После вашего Капремонта одна выгребная яма останется. Вспоминать свой старый Сарай будете со слезами умиления, пожалеете потом, да поздно будет!

Ретивые ему отвечали:

– Мульён пардонов! Ты же сам говорил, что так жить больше нельзя! Еще вчера ты утверждал, что белые черти гораздо лучше нас живут, а сегодня ты доказываешь, что менять ничего не надо! Наслушались мы уже вдоволь твоей Чертомотины! Ты со своей Научной Абсурдологией лучше к нам и на глаза не показывайся!

А Разноглазый и дальше изъяснялся малопонятными абсурдами:

– Я всегда говорил, что жить нам плохо, но лучшей жизни уже быть не может. Достигли мы в своем всестороннем недоразвитии  абсолютного совершенства, потому и жизнь у нас такая невыносимая. Сколько бы мы теперь свою жизнь не улучшали, она только хуже делаться будет. И Сарай можно только ремонтировать, но нельзя перестраивать, потому что новый Сарай всегда будет хуже старого! Не взрывайте его, а лучше перманентно ремонтируйте. Но учтите, после ремонта он еще хуже окажется!

Но Ретивые свою философию разворачивали:

– Не бывает так, чтобы народу после революций еще хуже жить было. Нас законы Научной Диалектики сами к Счастью направят по прямой траектории спирали!!!

Опьяненные  великими достижениями Диалектической Науки, черти уже не слышали Разноглазого. Неожиданно все они разом бросились к единственному выходу, устремляясь к своему будущему индивидуальному счастью. В результате массового столпотворения Сарай с грохотом рухнул на головы будущих счастливцев.

  1. IV. ЭПИЛОГ

Через четверть века по направлению к скромной могиле Разноглазого хмурыми колоннами двигалась печальная процессия чертей, бесов, демонов и вельзевулов. Все они несли похоронные венки с одинаковой надписью: «Прости нас, брат!». А потом в скорбном молчании они отдавали дань памяти своего чертовски проницательного боевого товарища.

Многим чертям хотелось вернуться в старый Сарай, а некоторые даже подумывали над тем, чтобы опять вернуться в самое Пекло.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.